21:50 

#meshuggah
Мозги и кальций!
02.09.2012 в 17:49
Пишет Элек3х:

Пост для миди 3 лвл - III
Название: Вина
Автор: fandom Assassins Creed 2012
Бета: fandom Assassins Creed 2012 и анонимный доброжелатель
Размер: миди
Пейринг/Персонажи: Ла Вольпе/Паола
Категория: гет
Жанр: экшн, романс
Рейтинг: от R до NC-17
Краткое содержание: Иногда случайные встречи переворачивают жизнь.
Примечания: Преканон Asassin's Creed: Lineage, постканон Assassin's Creed: Brotherhood
Для голосования: #. fandom Assassins Creed 2012 - миди "Вина"

Ему было одиноко, скучно и грустно.
Когда-то именно скука стала главной причиной его побега из Флоренции. Вольпе создал отлаженную систему, где уже не требовалось его вмешательства; создал такую структуру, при которой Гильдии воров уже не требовался лидер – и, поставив человека на своё место, лишь формально выступающего в функции главы гильдии, поехал в Рим – чтобы решить новую задачку. На новом месте, в новых условиях, с новыми людьми.
Но это оказалось легче, куда легче, чем во Флоренции. Это отнимало меньше сил, от него уже не требовалось столько времени – он был даже рад, когда в Риме появился Эцио и объявил войну Борджиа; задания ассасина занимали беспокойный ум вора, помогали отвлечься.
Но вот прошло несколько лет беспрерывной, активнейшей работы – и когда Эцио покинул Рим, разобравшись и с Борджиа, и с предателями, и с Ченто Окки, Вольпе снова стала овладевать скука. И он… он просто боялся признаться самому себе, почему , и даже не понимал причин этой боязни. Такое бывает, когда… нечто есть у тебя уже столь давно, что становится стыдно снова и снова возвращаться, снова и снова желать… её.
От грустных мыслей его отвлёк мальчик лет восьми – видимо, сын одного из воров. Он ещё издали увидел сидящего на скамейке вора и с восторженной непосредственностью, свойственной лишь детям, понёсся к нему.
– Дядя Ла Вольпе! – в голосе ребёнка звучала буря эмоций.
– Привет, малыш, – пожилой вор мягко улыбнулся, и его глаза мягко сверкнули на мальчика из-под капюшона. – Как тебя зовут? Ты не потерялся?
– Нет, я уже самостоятельный! – Впрочем, куда интереснее его самого для мальчика был Гильберто, и он продолжил почти без перехода: – А правда, что у вас фиолетовые глаза и вы способны видеть сквозь стены?
– Я? – Вольпе замедлился, поразмыслив. Он уже давно не слышал подобного. – А как думаешь ты?
Вольпе наклонился к будущему вору, не позволяя тому заглянуть себе в глаза.
– Я ещё знаю, что вы способны быть в нескольких местах одновременно, как будто вы какой-то… призрак! А ещё вы не стареете!
– О, поверь, малыш, ещё как старею, – вырвалось у Гильберто.
– А ещё, – мальчуган явно старался выложить всю информацию сразу, – ещё мне рассказывали…
– Антонио? Антонио! – к скамейке спешил мужчина лет тридцати. Он схватил мальчика за руку и раскланялся перед главой Гильдии. – Простите его, мессер, я…
– Ничего… Фабио, верно? Ничего. Только не надо рассказывать ему сказки обо мне, – он растянул губки в улыбке.
– Простите, мессер, – отец мальчика запнулся и опустил глаза.
Вольпе внезапно вспомнились те времена, когда… всё было по-другому. Когда он не был Легендой, но лишь обычным вором, хоть и весьма успешным и многообещающим. Почти сразу эта мысль вызвала у него другие воспоминания. Он улыбнулся, устраиваясь поудобнее на скамейке. Может быть, это то, чего ему не хватало? Ностальгии. Он ведь не думает о возвращении, нет – лишь вспоминает былое.
***

То был дождливый ноябрь, пожалуй, самый дождливый во Флоренции на памяти Гильберто де Ареццо, одного из членов гильдии воров во Флоренции. Почти каждый день над городом разносился гром, небеса разрывались молниями. Иногда гроза проходила стороной, но чаще ливень всё же обрушивался на Флоренцию. Вору нравилась эта погода – она позволяла быть ещё незаметнее, ведь скрытый пеленою дождя он мог оттачивать своё искусство, раз за разом с успехом выполняя задания Гильдии.
Тогда Гильберто был на базаре – следил за одним дворянином с толстым кошельком, который явно был лишним мужчине и не лишним вору. Тяжёлые, свинцовые тучи, нависшие над городом, указывали на то, что ближе к вечеру разразится гроза, и народ старался быстрее закончить свои дела на улицах, чтобы спрятаться по домам. Спешил и дворянин – и у Вольпе (да, юный вор уже называл себя так, даже прицепил к плащу бурый капюшон – чтобы стать лучшим из воров, юноше был необходим броский, запоминающийся образ) никак не было возможности подобраться к нему поближе. Он не хотел улепётывать потом от стражи – и пока следил за своей жертвой с крыш, дожидался оптимального момента для атаки, чтобы остаться незамеченным и быстро скрыться со своей добычей.
Но судьба решила иначе.
Он заметил её сверху – молодая девушка лет 20, одетая в мужскую рубаху, явно целеустремлённо пробиралась сквозь толпу к его цели. В ней было что-то необычное: она отличалась и от богатых дворян, бродивших по рынку в поисках очередной безделушки, и от оборванцев, бесцельно ищущих приключений на свою голову в этом районе, и от слуг, посланных своими хозяевами за продуктами. Эта явно была иной, её выдавала мягкая, осторожная походка в сочетании с несколько резкими, угловатыми движениями кистей рук. А главное – её взгляд был прикован к цели вора; и юноша понял её намерения: похоже, как и Вольпе, незнакомка была на охоте. Нет, это было не дело! Он следил за этим мужчиной ещё с начала недели, а она собиралась так просто забрать его добычу? Или не забрать – а заставить дворянина насторожиться, заставить стражу обратить внимания на воровку, на самого дворянина…
Его размышлениям помешал гром, внезапно раскатившийся над городом. Небо потемнело, ветер усилился, толкая тяжёлые, мрачные тучи на Флоренцию. Сверкнула молния, ещё одна, снова прозвучали грозные, предвещающие раскаты. На землю упали первые капли. А затем солнце, чей кусочек, выглядывающий из-за облаков всё это время, давал надежду на то, что гроза пройдёт стороной, окончательно скрылось – и, словно ожидая именно этого, разразился ливень.
Дворянин засуетился, замедлился, видимо, обдумывая возможные варианты – и поспешил в переулок. Рука девушки, уже почти коснувшаяся пояса цели Гильберто, схватила лишь воздух. Сам же Лис побежал за жертвой по крышам; по черепице барабанили крупные капли, мелкие ручейки стремились к краю почти по всему пути вора, однако Вольпе ни разу не поскользнулся. Он следовал за парочкой: дворянин впереди, спешивший к своему жилищу, и чуть отставшая от него девушка, видимо, выжидающая удобного момента – когда его цель снова выйдет на людное место. Чего она не учла – так это дождя. Мужская одежда, и без того привлекающая внимание к её персоне, промокла почти мгновенно и прекрасно давала оценить и форму груди, и острые от холода соски (видимо, девушка считала лишним носить корсет), и очаровательно выпирающие лопатки. Вольпе засмотрелся на крепкие ягодицы девушки и чуть поотстал – но быстро спохватился. Впереди была одна из широких улиц, пора была действовать… Но ему внезапно подумалось, что что-то не сходится. Дождь, почти ливень – все разбежались по домам. О каком людном месте может идти речь?
И, словно подтверждая его слова, снизу послышался нежный женский голосок:
– Постойте, мессер! Кажется, вы потеряли монетку!
Дворянин, не останавливаясь, повернул голову, замедлив шаг – и, конечно же, его взгляд сразу был прикован к приятным взгляду любого мужчины округлостям. Он остановился и почти неосознанно приблизился к девушке.
– Да, синьорина?
– Это ваша монетка…
И в это время Гильберто тихо соскользнул с крыши на землю прямо позади дворянина: сперва зацепился за край крыши, потом пальцы нащупали уступ на уровне второго этажа, наконец, он нашёл опору на поддоннике первого этажа и бесшумно сошёл на небольшой каменный уступ прямо под зданием – девушка запнулась, увидев его силуэт за стеной дождя. А Вольпе быстро приблизился к жертве, срезал с пояса дворянина кошелёк, подмигнул девушке, несколько ошалевшей от подобного – и, запрыгнув на ящики, сложенные у стены, бросился прочь, выше, дальше от обокраденных.
– Так что за монетка, добрая донна?
– Вы что, не видели? – Возмущённо выкрикнула она. – Вор! Он стянул Ваш кошель!
Вольпе, услышав это, довольно усмехнулся. Всё-таки, есть и кое-какие минусы в обладании привлекательной внешностью: например, Ваш собеседник может не заметить пристальный взгляд куда-то за него. Он уже завернул за угол, когда услышал вскрик девушки, сменившийся хрипом:
– Что вы дела…
И он не смог отказать себе: осознав, что дворянин за ним не погнался, он зацепился за край крыши и осторожно выглянул обратно в переулок. Мужчина прижал девушку к стене за горло, угрожая ей кинжалом – и на этот раз он смотрел ей в глаза.
– Как твоё имя, милочка?
– Я… Я – П-паола…
– Послушай меня, Паола. Я серьёзный человек, и я не привык шутить. Я наслышан о вашей… Гильдии, – он произнёс это слово брезгливо, почти с отвращением, – и знаю, как вы привыкли работать. Я не желаю быть ограбленной какими-то оборванцами. Немедленно отведи меня к своему дружку. Если он вернёт мне мои деньги сразу, может быть, я даже не стану развлекаться с тобой, – чтобы у девушки не было никаких сомнений в том, о каком роде развлечений идёт речь, он коснулся кинжалом её груди; решил, что этого недостаточно – и одним движением разрезал лёгкую рубашку, оставив ранку у ключицы. Не убирая кинжал, он осторожно отвёл рубашку в сторону, упираясь коленом между ног жертвы, дотронулся самым кончиком лезвия до острого соска. Та, кажется, скосила глаза на его оружие, не решаясь даже пошевелиться.
Гильберто чертыхнулся. Не мог же он оставить её просто так? Он быстро обдумал все возможные варианты. Нет, деньги ему отдавать однозначно не хотелось. И уж тем более он не собирался убивать случайного, ни в чём невиновного человека – да и какой из него убийца? Скрипнув зубами, вор снова, таким же манером спустился в переулок – подальше от этой парочки, так, чтобы стена дождя сперва закрыла его, сделал его силуэт смутным – быстро нагнулся, зачерпнул руками жидкую грязь, и медленно приблизился к своей цели, прислушиваясь к их диалогу:
– Я не знаю его! Просто…
– Не смей врать мне, puttana! – Дворянин занёс руку для удара, и она вскрикнула:
– Нет! Вот… Вот он, сзади!
Дворянин обернулся, и в следующий же момент грязь залепила ему лицо. Он отпустил Паолу, поднёс обе руки к лицу, и Вольпе рванулся вперёд, стремясь быстрым ударом в солнечное сплетение обрушить его на землю – но явно недооценил противника. Почувствовав, что его собираются атаковать, дворянин ушёл в сторону и сразу же двинулся обратно: толкнул вора всем телом так, что тот полетел в грязь. На секунду перед глазами пронеслось серое, тяжёлое небо, в лицо ударило несколько капель – а затем он, одновременно с криком «Беги!», предназначенным для девушки, вскочил на ноги и поспешил за уже убегающей синьориной, лишь краем глаза заметив, что дворянин, не способный разглядеть что-либо, поскользнулся, и выпустил чинкуэду из рук; падение кинжала было еле слышно в шуме дождя.
– Направо! – крикнул он, зная, что этот переулок выведет их обратно к рынку, где, может быть, дежурит стража, в небольшом закоулке же справа можно было уйти на набережную... Но он просчитался, солдаты решили спрятаться от дождя под козырьком именно в этой подворотне, и Паола едва не наткнулась на них. Едва повернув, она сразу рванулась обратно, и Гильберто налетел на неё, сбив с ног. Тройка наёмников в изумлении смотрели на парочку, кувыркающуюся в грязи. И как раз тогда, когда они снова бросились наутёк, к этому закоулку подбежал обокраденный мужчина; перед самым поворотом он прыгнул, стремясь поймать Лиса за ноги – но его пальца прошли в доброй паре сантиметров от сапог вора. Растянувшись в грязи, он невнятно изрёк какие-то ругательства, повернул голову – и увидел стражников.
– Что Вы стоите, cretini?! Это воры, за ними!
И, сбросив с себя оцепенение, солдаты погнались за нарушителями.
Меж тем, Паола и Гильберто уже выскочили к рынку. Вольпе решил, что раз он сам виноват в этой погоне, то ему и выводить девушку. А потому схватил её за руку:
– Послушай, ты не выберешься одна, – он на секунду смог отвести глаза от груди, на которой блестели капельки дождя, и поймал её взгляд – в нём родилось странное ощущение. – Не выберешься. Я хорошо знаю город. Позволь помочь.
– Да меня из-за тебя чуть ли не убили!
– Я знаю, прости, прости, просто – доверься мне, пожалуйста… ещё раз. Быстрее решай, секунды – и мы уже не сможем уйти от погони.
Она скрипнула зубами – и кивнула.
– Тогда за мной.
И они снова бросились бежать. Через несколько минут – слышались уже выкрики солдат, которые были в каких-то десяти каннах сзади – Вольпе вывел её к переулку, с которого можно было легко перейти на крыши.
– Постой! – Она затормозила перед самым краем. – Ведь крыши скользкие, мы упадём.
Лис взглянул на беглянку из-под капюшона, и ей показалось, что на неё сверкнули пара фиолетовых огоньков. Он, меж тем, быстро оценил её состояние: тяжёло вздымающаяся грудь, чуть приоткрытый рот, румянец на щеках. Похоже, им придётся немного сократить путь…
– Не бойся. Я обещаю, всё будет хорошо. Быстрее!
И она последовала за ним. Вор вёл её по самой середине крыши и девушка, повторяя его движения, вскоре поняла, как ставить ноги, как ступать и куда ступать, чтобы не соскользнуть с черепицы. Им пришлось преодолеть всего пару проёмов между домами – и они оказались скрыты от взглядов преследующих их солдат небольшой пристройкой.
– Быстро! Вниз! – шепнул он, увлекая её за собой. Для него спуститься с двухэтажного здания проблемой не было – а она, конечно, остановилась на краю.
– Как я..?
– Я поймаю тебя, – он неловко вытянул руки. – Просто… прыгай. Доверься мне, пожалуйста.
В её глазах блеснуло нечто, чему он не был способен подобрать определение, и она сделала шаг вниз. Он поймал её – в полуметре от земли. И не смог сопротивляться желанию внимательнее рассмотреть её лицо: мокрые, спутанные волосы закрывают лоб и тонкие, изящные брови, карие глаза чуть поддернуты страхом и уже утихающим адреналином, на узких скулах застыли капли дождя, полные губы чуть приоткрыты – Паола тяжело дышит. Девушка дёргается и он, опомнившись, позволяет ей встать на ноги; она неловко запахивается в рубаху, чтобы скрыть грудь
– Быстрее, за мной! – прямо через небольшую клумбу около дома, сейчас размытую дождём, он спешит к неприметной дверце, скрытой за невысоким буком. Это одно из убежищ гильдии – пара небольших комнат с несколькими кроватями, всегда чистой одеждой разных размеров и какими-то съестными запасами. Сейчас здесь никого нет. Он быстро впускает её и закрывает дверь, сам проходит вперёд, к окну, пока Паола застывает в паре метров от порога, с её одежды капает вода
– Кто ты?
– О, да, позволь представиться, – он поворачивается к ней, стягивая мокрый капюшон. – Ла Вольпе, к твоим услугам, – он раскланивается, делая замысловатый жест рукой. – И я бы тебе советовал переодеться, а то простудишься. Думаю, здесь найдётся что-нибудь на твой размер.
– Лис? – в её глазах таится смешок. – Ну а я Паола. Спасибо, что спас меня. Пожалуй, я бы действительно не справилась одна, даже если бы сумела отобрать кошелёк. И, надо сказать, – в её голосе действительно слышалась нотка восхищения, – ты ловко провернул… это всё, я имёю в виду кражу.
Она скинула штаны, обнажая изящные ножки с аккуратными ступнями, сейчас, впрочем, покрытыми грязью.
– Спасибо, – Гильберто поднял уголки губ, внезапно почувствовав смущение.
– Значит, ты вор?
Он коротко кивнул, наблюдая, как Паола идёт к шкафу, на ходу сбрасывая остатки рубахи, и он замечает шрамы на её спине.
– А ты живёшь на улицах? – девушка подтверждающе хмыкнула из-за створки шкафа.
– Знаешь? – Внезапно её тон изменился, и она выглянула из-за дверцы шкафа. – Пожалуй, я знаю, как тебя поблагодарить. Мне пока не понадобится одежда, – она захлопнула шкаф и повернулась к нему, зябко поёжившись.
– Тебе не холодно? – растерянно произнёс он.
– О, не беспокойся, Лис, – её обворожительная улыбка заставила вора, наконец, перевести взгляд обратно на её лицо. – Я думаю, я знаю другие способы согреться.
Он успел лишь предвкушающе хмыкнуть, пытаясь собраться с мыслями, когда она уже была рядом, прижималась к нему – острые соски упирались в грудь, руки обвили шею. Она привстала на цыпочки, потянувшись к его губам, и его руки легли на её талию.
– Вольпе… – шепнула она ему в губы, глядя прямо в глаза. – Это красиво.
– Я знаю, – он глубоко вздохнул, прикрыв глаза, сделал несколько шагав вперёд, заставляя Паолу отступить, отстраняя её руки от своей шеи и прижимая их к стене. – Ты так благодаришь всех..?
– Поверь, я не столь часто благодарю людей. Обычно я сама по себе, – она закидывает ноги ему на бёдра, притягивая ближе к себе, и горячо дышит в шею. – Однако когда кто-то этого достоин…
Её глаза наполнены похотью, и Гильберто не может сдержать желания – хотя бы, к её телу. Отпуская её руки, он тянется одной рукой к груди, чтобы кончиком пальца провести по ареоле вокруг соска, пока вторая скользит вниз по её спине, чтобы прижать её мокрое тело ближе к себе, оставляет засос на шее и проделывает языком дорожку к её груди, захватывая губами горошинку соска. Отстраняется – чтобы быстро, но аккуратно избавиться от плаща и камзола, пока она расправляется с непослушными верёвочками на его штанах – и снова подхватывает её на руки. Они оба ещё не высохли после дождя, но это лишь ещё больше возбуждает обоих. Паола не позволяет ему лечь сразу – как только он опускает её на кровать, она легко соскальзывает на пол и ловит губами уже напряжённый член. Сначала – плотно обхватывает головку, затем скользит вниз, к основанию ствола, чувствуя, как напрягается его плоть, и Гильберто, ни разу не ощущавший подобного, сквозь зубы шипит от удовольствия. Она забавляется языком с головкой, размазывает капельку смазки по всему стволу – и вот он снова скользит в её раскрытый, готовый принять его рот. На этот раз – слишком далеко, девушка закашливается и отстраняется; от члена к её нижней губе тянется ниточка слюны, и её рука скользит вниз, легко поглаживает нижние губки; один палец проникает внутрь – и возвращается обратно, чтобы легко прикоснуться к клитору, снова достичь губок и возвратиться обратно. Второй рукой она легко сдвигает кожицу у самого основания ствола – а затем снова направляет его к себе в рот, стремясь доставить наибольшее удовольствие своему спасителю. На этот раз её отстраняет Гильберто – и, подняв с колен, толкает на кровать. Через секунду она чувствует, как его руки ложатся на внутреннюю сторону её бедёр, и послушно раздвигает ноги. Вор склоняет голову над её лобком, тянется языком к той точке её тела, где, кажется, сейчас центр её удовольствия – и легко касается её там. Она чувствует, как желание ощутить его внутри лишь усиливается – но не успевает ничего сказать, ведь его язык снова касается клитора, и на этот раз Гильберто настроен куда серьёзнее. Она чувствует, как возбуждения поднимается волной, но ей недостаточно этого. И, улучив момент, она тянет его выше, пытаясь прошептать:
– Пожалуйста…войди в меня…
Гильберто не заставляет себя долго ждать. Он приставляет головку члена к возбуждённо набухшим нижним губкам – и легко проскальзывает внутрь. Как и положено, сначала его движения медленны, но постепенно амплитуда толчков увеличивается, он склоняется над ней, чтобы подразнить языком возбуждённые соски, впиться в шею, нежно куснуть мочку уха, обжечь горячим дыханием щёку и коснуться её губ. Она чувствует, что её финал близок – с губ срывается стон, она раскрывает глаза, стремясь встретить оргазм, глядя на его лицо, и снова видит его прямо перед собой. Вольпе рассматривает её: разгоревшиеся щёки, тяжёлое дыхание, похоть в глазах – и не может налюбоваться. Мокрые волосы разметались по подушке, однако обоим уже давно не холодно: метод оказался действенным. Глядя ей прямо в глаза, он делает ещё несколько толчков – и чувствует, как сокращается её влагалище; Паола стонет ему в губы. Этого хватает, чтобы, еле успев вынуть член, излиться на её живот. Он валится рядом.
Ей требуется всего несколько минут, чтобы отойти. Она поворачивается набок, к нему лицом, а затем и вовсе нависает над ним, щекоча мокрыми волосами его щёки.
– Спасибо, – шепчет она. – Честно говоря, я впервые ощущаю подобное….
– Да ладно, – Вольпе отмахивается. – Ты так говоришь каждому.
Девушка обиженно надувает губки, и кладёт голову ему на грудь, не обижаясь, однако, по-настоящему: она прекрасно понимает его чувства. Впрочем, всё равно царапает ему ногтём сосок.
– Серьёзно, я не куртизанка. Просто у меня уже не было никого месяцев шесть. И… нужно же было мне отблагодарить тебя. Я действительно напала не на того. Мне бы вряд ли удалось его очаровать.
– Ну что ты, он был очарован, – в голосе Гильберто всё ещё недоверие.
– Не настолько, судя по его последующей реакции. Вот ты был очарован мною достаточно, чтобы я могла…
– Спереть кошелёк? – он поднимает брови.
– Да… но… Я не сделала этого.
– Так кто кем был очарован? – в его голосе звучит ирония.
– Думаю, мы оба, – она утыкается ему в шею
– Да… Похоже, именно так, – подтверждает Гильберто то, что им обоим очевидно. – Во всяком случае, я тоже такого не испытывал уже давно.
– Расскажи о себе. Ты вор…
– Один из лучших, – в его голосе слышится гордость, и она почему-то издаёт смешок. – Нет, я серьёзно!
– Прости, просто… ты так забавно звучишь, – её голосок столь нежный, деликатный, одновременно столь же шутливый; он просто не может не улыбнуться.
– Расскажи лучше о себе, хоть что-нибудь. Скажем… – она чувствует, как его пальцы пробегаются по её спине, легко касаясь шрамов, и внезапно понимает, что в комнате холодно. Чувствуя мурашки на её теле, он привстаёт, чтобы натянуть одеяло, и прижимает её плотнее к себе. – Скажем, как ты дошла до жизни на улицах?
– О, – Паола чуть мрачнеет. – Это долгая история. И не из весёлых. Давай как-нибудь позже.
– Хорошо, – покладисто соглашается он. – Прости.
– Ничего, – она улыбается.
Они молчат некоторое время. Обмениваются ещё парой фраз. Дождь за окном клонит их в сон, в комнате полутьма – и Паола сдаётся первой. Она сопит у него на груди, и Вольпе боится даже пошевелиться, чтобы не потревожить его Паолу. Он удивляется, как уютно, как привычно это ощущается, и вскоре мирно засыпает сам.
***

Наверное, их спас тот факт, что в сон потянуло так рано: они оба были разбужены часа в четыре утра тихими переговорами за дверью. Вольпе соображает быстро и быстро действует: он вспоминает, что несколько дней назад солдаты Флоренции схватили одного из воров, молодого, совсем неопытного Клаудио. Он был уверен, что Клаудио расколется, рано или поздно. Конечно, парень знал немного – но информацию о местонахождении убежищ он имел. И, конечно, привёл стражу в одно из них. Он коснулся губами шеи Паолы и прошептал:
– Уходим через окно. Быстро.
Они уже почти готовы, когда дверь начинают ломать. Однако она не поддаётся столь просто. Чтобы задержать стражу, Вольпе рассыпает по полу яблоки – может быть, хотя б пара этих глупцов поскользнётся. В тот момент, когда дверь распахивается, он помогает ей выбраться из окна.
Тихо трещат цикады, высоко в небе окруженная слабым ореолом луна, кожа Паолы мгновенно покрывается мурашками. Она хвостиком следует за вором по тёмным улицам города, и сердце стучит столь яростно, столь отчаянно, что ей кажется, будто оно сейчас выскочит из груди. Ей почему-то весело, она чувствует себя на подъёме – и около очередного поворота прижимает Вольпе к стене.
– Лис, – шепчет она ему в ухо. – Может быть, сыграем?
Она видит, как его глаза снова затуманиваются от желания – но он зажмуривается, чтобы взять эмоции под контроль. Легко кладёт руки ей на плечи и отстраняет.
– Послушай, нам… не надо пока. Тут несколько стражников за углом…
– Ты нас имеешь в виду, bastardo?! – раздаётся над самым его ухом противный голос, и он вздрагивает, выхватывает кинжал, отпрыгивает в сторону... И тут же он вынужден защищаться. Их всего двое – щуплых, невысоких солдат в лёгкой броне, однако и это для него пока слишком много. Ему еле удаётся ранить одного из них, и тот удаляется куда-то в тьму переулка… Туда, где скрылась Паола. А затем ему помогает Бог, или Судьба, или просто удача – но стражник не удерживается на мокрой земле, его ноги разъезжаются, и Вольпе наносит удар, пользуясь этим секундным отвлечением. Клинок входит в незащищённую шею противника легко – а затем вор отскакивает, и солдат валится на землю, хрипя, захлёбываясь собственной кровью. Сзади слышится грубый голос второго стражника:
– Ты уже прикончил этого воришку? Смотри, какая у нас сегодня добыча… Ай, puttana! – слышится удар и тихий всхлип Паолы.
И Лис оскаливается. Он резко разворачивается – едва замечая, что руки уже не трясутся – и одним слитным, стремительным движением оказывается у второго противника. Одна его рука как-то привычно – так, будто это ему это далеко не впервой – задирает голову сзади, а лезвие вторгается в горло, почти отделяя голову от тела. Этот умирает быстрее, и Лис почему-то чувствует неудовлетворение, когда тело падает на землю. Его руки в крови, но он не замечает этого – теперь его мысли направлены на Паолу.
– Всё нормально? Он не повредил тебе?
Она улыбается – через боль, он ясно читает это в её глазах.
Откуда-то раздаётся крик:
– Они пошли этой дорого! За ними!
– Быстрее, Паола, вставай, – он пытается поднять её, и она уже было встаёт – но тут же стонет сквозь зубы от боли.
– Нет. Послушай… Беги один. Я… Я справлюсь. Мне не впервой попадать в тюрьму…
– Но не за убийство солдата, которое наверняка свалят на тебя! Я никуда не уйду, это лишь моя вина!
– Я буду молчать, они не казнят меня сразу. Но ты должен вызволить меня из тюрьмы. Найди Джованни Аудиторе. Он… друг моей семьи, он поймёт, просто скажи, что ты от Паолы. Он… что-то вроде банкира, но сможет защитить меня. Тебе нужно довериться ему, – она видит сомнение в его глазах и меняет тон. – Пожалуйста, прошу. Этой мой единственный шанс. Спроси у Главы Гильдии о ассасинах, выйдешь на них – выйдешь на Аудиторе. А теперь – беги!
Он кивает и неловко, медленно уходит.
И через пару десятков шагов слышит яростные голоса солдат. Лишь тогда он срывается с места.
***

– Значит, Вы от Паолы, – статный мужчина в явно дорогом, но странноватом костюме с капюшоном и коротким плащом, несмотря на ранний час, выглядит бодро.
– Да. Она сказала, что лишь Вы можете помочь.
– Верно… – он кивает. – Значит, вот и пришло время отдавать долги, – он грустно улыбается. – Я сделаю всё, что могу. Как тебя зовут, парень?
– Я… Я Гильберто. Ла Вольпе, – добавляет он.
– Лис? Почему Лис?
– Просто… мне нужен образ, – вор смущён, однако Аудиторе понимающе кивает.
– Intesi. Что ж… Полагаю, ты понимаешь, что из-за тебя Паола сидит в тюрьме?
Лис скрипит зубами:
– Да.
– Тогда должок и за тобой. Я вызволю Паолу и передам её сразу тебе, – он мягко улыбается. – Однако ты должен будешь мне услугу. Я вижу в тебе большой потенциал. И… думаю, когда-нибудь ты будешь мне полезен. Или моей семье. Неважно, ты понял суть. Мы ещё увидимся, – он поворачивается к окну, и Ла Вольпе понимает, что аудиенция закончилась.
Вернувшись в Гильдию воров, первым делом он пытается отмыть клинок от крови. Вода окрашивается красным – как плащ того Аудиторе – и он внезапно понимает, что жизнь уже никогда не будет прежней.
***

Здесь, в Риме, грозы не было уже давно, и ему внезапно странно, непривычно возвращаться в реальность, когда он слышит хлопот крыльев. Он недоволен, в сознании лишь краткими фактами проносится окончание истории: вот Джованни буквально вручает Паолу ошеломлённому Лису в руки: нога, оказывается, у неё ещё не до конца пришла в норму, и ей всё ещё больно ходить, поэтому он доносит её своей комнатки в Гильдии Воров и без сил падает на кровать… впрочем, девушка находит весьма действенный способ восстановить его силы; кажется, будто заключение совсем не повлияло на неё, однако это не так: он видит в глубине её глаз недоверие. Нет, не к нему, не к Лису конкретно, а к миру, к людям – то, что раньше было запрятано достаточно глубоко, снова на поверхности.
Наверное, тот дождливый день – всё, что у них было искреннего и настоящего. Он так и не смог заставить её доверять себе, не смог вылечить душевные раны, не смог помочь – и это то, что мучило его до конца жизни. То, что он не был рядом, когда был нужен ей, допустил столь много ошибок в начале. Не смог предотвратить то, что навсегда изменило её – или, может быть, упустил свой шанс изменить её. Он вздохнул, подумав, что в который раз преодолел этот страх – и признался себе, что сам виноват в их так и неудавшемся по-настоящему романе. Раскрыв глаза, он увидел белого голубя Клаудии, сидящего на скамейке рядом, терпеливо ожидающего старого вора. Вольпе улыбнулся и аккуратно открепил от лапки голубя записку.
Быстро пробежав глазами по аккуратным, бисерным буковкам сестры Эцио, он хмыкнул.
Может быть, всё не так уж и плохо, раз она приезжает к нему?

URL записи

URL
Комментарии
2012-09-05 в 21:52 

URL
     

Equinox

главная